zeftera.ru.

Сочиняем песню. Что важнее: музыка или слова

Перефразируя Чехова, можно сообщить, что если рассматривать идеальный вариант в песне может быть отлично все: и слова, и музыка, и подчистка, и подача. Однако это — если рассматривать идеальный вариант. Соблюсти высочайший уровень текста и мелодики — цель не из несложных, и как правило что-нибудь в обязательном порядке будет превосходить.

Дело в самом процессе фантазирования песни. Как правило музыка и документ не появляются на свет в одной связке. Синхронно с поводом могут выйти только некоторые фразы (в первую очередь это — или базовые строки, или результативные рефрены). Другой документ нужно дописывать задним числом на готовую музыку. Или же придумывать музыку на готовые стишки.

Моя работа элементарна — я гляжу на свет,
Ко мне наступает мотив, я подыскиваю слова…
(Борис Гребенщиков «Напряжение»)

Есть соображение, что если документ трудный и крайне массивный, то музыка должна быть легче. И напротив. Другими словами слова и музыка должны располагаться в некоторой согласии, не вредить друг дружке и не повышать справочную нагрузку на слушателя. Неспроста тогда, когда вокалист распевает припев, инструментарий, обычно, не менее краткий и сдавленный.

В данном доводе есть собственная часть истины, однако принимать его за требование не следует. Урезать созидательный процесс прекрасно лишь при написании оперативно перевариваемых классных однодневок.

Если же все же выбирать, то лично я дал бы предпочтение музыке. Все же отличные стишки можно прочитать с бумажки, если сама песня вам не по нраву. А отличная музыка вполне может уберечь даже простой документ. Я вообще думаю мелодию основной «изюминкой» песни. В особенности, если вы — просто приверженец с гитарой, и под рукою нет оркестра, группы или профессионального аранжировщика.

Когда же они есть, то большую роль начинает играть звучание — т.н. саунд. Так как приборные и технологические возможности сами меняют подход к творчеству.

К примеру, песни RAMMSTEIN, сконструированные на производительных риффах, не поиграешь на звуковой гитаре — они лишатся большей части собственной привлекательности. Неспроста в на техническом уровне раскрученной англосаксонской поп-музыке как раз саунд играет большое значение (иногда он играет роль некоторых эффектов, которые до сегодняшнего дня выручают даже сценарно ничтожные голливудские фильмы).

Если же вы не ас и не специалист аранжировки, вам волей-неволей надо будет делать акцент или на отличную мелодию, или на любопытный документ.

Собственно говоря, чему уделить основное внимание — мелодии, саунду или тексту — дело самого создателя, его собственных вкусов, перспектив и задач, которые он впереди себя ставит. Так как ученики также различные. Я понимаю людей, которые отказываются слушать иностранные песни, доказывая тем, что не осознают, о чем там поется. Или слышат какой-то гармонический русский танец только из-за стихов. Или наслаждаются под какой-то однотонный «клубняк», где преобладает только ритм, гулкость и сердящие (или успокаивающие) звуки (все, что надо, чтобы ввести человека в транс).

  • В целом, оптимальная песня — есть та, в которой документ, музыка и звучание располагаются в согласии, сохраняют баланс, не ослабляют друг друга, а, напротив, развивают.

Насчет этого, всегда предпочитаю приводить «Электричку» В. Цоя. Музыка тут донельзя элементарная (всего 2 циклических аккорда), а документ — просто зарифмованная домашняя проза:

Я позавчера чересчур рано лег, сегодня рано встал,
Я позавчера чересчур рано лег, я не лежал.
Мне, наверное, утром необходимо пойти к доктору,
Теперь электричка везет меня туда, куда я не хочу.

В тамбуре прохладно, и в то же время как-нибудь тепло,
В тамбуре накурено, и в то же время как-нибудь прохладно.
Отчего я безмолвствую, отчего не ору? Безмолвствую.
Электричка везет меня туда, куда я не хочу.
Электричка везет меня туда, куда я не хочу-у-у…

По раздельности ни 1-ое, ни 2-ое не держат простой критики. Однако на выходе мы принимаем очень хорошую песню — с собственным чувствительным настроением, где проза жизни приобретает черты экзистенциального уныния и слабости.

Я думаю, что основная цель музыки в песне — ввести слушателя в особенное положение, в котором понимание слов является пронзительнее, приобретает свежие краски. Даже избитое «I Love You» в песне БИТЛЗ звучит по-другому и выразительнее.
Принципиально, чтобы настрой музыки не возражал содержанию текста (если это далеко не деланный прием в духе «Меня лихорадит от данного развлечения»).

К примеру, известный бестселлер CREEDENCE CLEARWATER REVIVAL «Bad Moon Rising» звучит настолько весело, что сложно поверить, что исполнитель распевает, не много не мало, о Конце Света (при этом без всякой драматичности). С песней Брюса Спрингстина «Born in the U.С.A.» случилось еще хуже. Из-за бодрого рефрена ее стали понимать как патриотичный гимн. От чего сам создатель пришел в сомнение — так как он-то подчинял США социальной критике, а совсем не прославлял…

Сочинить любопытную историю, сказать уникальную идея или профессионально высветить существенную неприятность выходит далеко не у любого. Потому одни сонграйтеры не стесняются использовать укатанные клише, а иные — черпают наитие в книжках, легендах, байках и журналистских публикациях. Третьи — предпочитают совсем вывернуться с помощью «потока сознания» или обычного комплекта видов. Так как даже строки, которые на бумаге представляются несвязными, в песне могут грянуть целостно и внутренне (сантиметров. творчество группы АУКЦЫОН). Или забавно и интересно — даже на грани идиотии.

Моя Татьяна в небо находится ногами.
Кто тебя забросил, забыл погибать в сарае?
Двигался в рубашке, вышел в трамвайном парке,
Чтобы не узнала, одевал навыворот рубашку

Унесся, унесся и теперь далеко где-то,
И в холод, и в вьюга прогонял из меня лето,
Забывал тихий океан, переносился навечно с вьюгой
Молодой командир — приятель отца моего потомка…

(КРАДЕНОЕ СОЛНЦЕ «Татьяна»)

Но также и данного достичь сложно — иногда даже в музыкальной упаковке слова смотрятся открытой «халявой». И я не про «Муси-пуси» Кати Лель — да, это слабо, однако тут и нет жалоб на туманность и красноречивость, как у определенных рок-групп.

Кот кота, ниже животика
Водку обожаешь, это тяжелая жидкость
Как a то, любовь и схватка
Не молиться и прозевать
Управлять можно, однако находиться
Так как и сигать не парить…
(МУМИЙ Эльф «Кот Кота»).

По янь-волне
Плывет бриллиантовая плацента,
Ты во мне,
Я за тебя не дам и цента,
На ребре
Пляшут самбу fucking-наци,
В мартобре
Тебя достанут папарацци.

Пули вращают задували,
Глумиться,
И бутоном
На руки
Распускается
А-а-а-а-а Пистолет

(УНДЕРВУД «Пистолет»).

Слова в песне не должны высыпаться, как высохшие листья. Они обязаны быть хоть чем-нибудь сопряжены — резоном, образностью, эмоцией или даже фонетикой.

  • Потому, придумывая документ, творцу предпочтительно регулярно возвращаться к началу, перечитывать написанное.

Это защита от того, что вы не потеряете целостность текста, не спрыгнете с одной темы на абсолютно другую, не будете возражать раньше сказанному (как это бывает в киноляпах, когда в одной и той же сцене рубец у богатыря то на левой, то на левой щеке).

Вообще, документ песни вполне может быть любым — сюжетным, сочным, безмозглым и просто представлять собой малосодержательное звукоизвлечение, вида «Тутти-Фрутти» или «Хару Мамбуру». Новинки песен Вы всегда найдете на сайте muzlove.net.

В конечном счете, не имеет значения — опубликована ли песня воодушевленно, «от сердца», или с помощью квалифицированного профессионализма и опыта. Важен итог — сумел ли создатель осуществить намеченную цель: предельно донести до слушателя то, что он вносил в собственное произведение. Открытость — это отлично, однако она не в состоянии уберечь и оправдать слабое неискусное творение.

У любого создания — собственный зритель или собственная сфера. Под одну песню мы влюбляемся, под вторую грустим, под четвертую радуемся и танцуем, а под 4-ю несемся на собрание. Да-да, соображение, что истинное искусство — за пределами политики, такое же дурное, как и представление о том, что мы сами — за пределами политики (сам по молодости так полагал). Как и любая иная песня, общественно-политическая возможно окажется однодневкой (вида гимна «желтой» революции «Разом нас багато»), быть может стать классикой (тот же «Интернационал», «Возникай, страна большая» или чилийская «El pueblo unido») и воодушевлять не одно происхождение.

Да, песни, значительно прикрепленные к конкретике — быту, мероприятиям и другим элементам эры, становятся неактуальными стремительней, чем обтекаемые песни на «постоянные темы». Однако самые лучшие из них останутся ценнейшими реликвиями, благодаря которым люди грядущего могут почувствовать дух времени, в котором вы жили. Не говоря о том, что песни на злобу дня — пускай и скоропалительный, однако очень популярный платный продукт. Впрочем у профессионального живописца даже обыкновенное мероприятие может приобрести отсвет «вечности».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>